Появятся ли в Казахстане цивилизованные товарные биржи или страна окажется снова на пороге Кантара?

Горячая тема

Непосредственной причиной январских событий стало повышение цен на газ вследствие торгов на товарной бирже. Таковы были правила игры. В итоге президент Касым-Жомарт Токаев  упоминает товарные биржи второй год подряд в своем послании народу Казахстана. Биржи попали под прицел  правоохранительных и контролирующих органов, а закончиться эта история может монополией одной единственной биржи. Как бы не получилось по принципу: за что боролись, на то и напоролись. Orda.kz опросила экспертов и представителей самой отрасли, как лучше организовать торги, от которых зависят цены на такие социальные товары, как газ и уголь. 

В последнем послании президент посвятил товарно-сырьевым биржам довольно большой пассаж.

«Мы создали благоприятные условия для функционирования товарных бирж, что должно было способствовать организованной торговле. Недостаточно эффективное регулирование привело к появлению так называемых «карманных» товарных бирж. Они превратились в площадки для устранения конкуренции, обхода закупочных процедур в пользу импорта и непродуктивного посредничества. Следует ужесточить регуляторные требования и полностью устранить указанные недостатки. При этом важно обеспечить полноценный доступ отечественных производителей к передовым торговым инструментам. Нельзя замыкаться только в пределах национальной торговой системы. Совместно с бизнесом следует проработать вопрос создания сильной региональной товарно-сырьевой биржи», – заявил президент. 

Задачи послания должны быть выполнены за три года, такой срок обозначил президент. Но в предыдущем обращении он говорил то же самое про товарные биржи, другое дело, что Минторговли и Агентство по защите конкуренции ничего не предприняли. Так смогут ли наши госструктуры создать сильную товарно-сырьевую биржу в регионе и почему президент второй раз заостряет на этом внимание? 

Что такое ТСБ

Товарно-сырьевые биржи – это площадки, где можно купить или продать сырье (нефть, бензин, мазут, газ), цветные и драгоценные металлы, зерновые, промышленное сырьё и так далее. Список утвержден государством, приобретаются товары оптом. Участвовать могут как сами продавцы и покупатели, так и брокеры и дилеры. Подчиняются биржи сразу нескольким ведомствам: антимономольщики выполняют контрольную функцию, Минторговли и интеграции – нормотворческую. 

«Принцип товарной биржи: например, подается заявка на покупку угля определенного количества не больше тысячи тенге за единицу, нанимают брокера, который аккредитован на бирже, и он оценивает предложения. То есть биржа – это площадка, где брокеры и продавцы в определенных условиях продают и покупают товары. Зачастую продавец и покупатель не знают друга друга, и в различных условиях аукциона начинают играть на повышение или на понижение цены, все зависит от структуры сделки. Биржевая торговля – альтернатива прямым закупкам, в том числе и государственным. Это безопасная и хорошая альтернатива прямым госзакупкам, в которых разного рода инсинуации происходили и будут происходить, поэтому товарные биржи вид торговли абсолютно цивилизованный», – объясняет эксперт по целям устойчивого развития ООН ESG Сергей Цой.

На сегодняшний день в Казахстане функционируют девять товарных бирж, а год назад их было почти 20. 

Какая связь с Кантаром?

Расследование январских событий установило, что причиной повышения стоимости газа, после чего люди на Западе страны вышли на митинг, произошло вследствие торгов на товарной бирже. 

«Условно, крупный продавец продавал газ только на одной крупной бирже и это были его продавцы и покупатели, крупные оптовики, и все имели подчинение в одной точке “старого Казахстана”, и там, через формат торгов, по аукционам провели сделки. Вроде бы всё в рамках закона: есть заявка, объёмы, ценовой коридор, но эти объёмы выигрывали те, кто надо, и по той цене, по которой надо, а потом в розницу они продавали дорого. Народ зашумел и вышел на митинг», – вспоминает январские события Сергей Цой.  

Более того название биржи и участники, допустившие повышение цены на газ, тоже всем известны. Агентство по защите и развитию конкуренции РК ничего не сделало в январе 2020 года, хотя могло остановить торги, вмешаться. Ни расследования правоохранительных органов, ни комиссии и политической оценки парламента не было. 

«Там была единственная биржа ЕТС. Было возбуждено уголовное дело, позже по какой-то причине его закрыли. Возможно, потому что в Астане при антимонопольном ведомстве был открыт ситуационный центр при финансировании товарной биржи ЕТС, что и позволило закрыть глаза на те нарушения, которые были на ЕТС», – считает опытный биржевик Денис Кутузов. (Представители самой биржи ЕТС отказались дать комментарий.)

Финансист Расул Рысмамбетов был в числе тех, кто взывал к здравому смыслу.

«Я неоднократно предупреждал, что газом должны торговать все биржи, у всех должен быть открытый доступ. Можно было в конечном счёте ограничить объём, которым можно торговать на одной бирже, чего не сделали и, самое плохое, вовремя не отреагировали. Из-за этого не весь Кантар, но первый подъём, искрой было именно неправильное решение, принятое по биржам. И затем второй искрой было то, что регулятор вообще не реагировал на это», – писал он в телеграмм-канале. 

Эксперты уверены, что антимонопольный комитет должен был проверить, кто продает, в чьих руках активы, кто покупает, насколько они монополизированы и аффилированы. 

Что происходит с товарно-сырьевыми биржами сейчас?

После Кантара президент поручил навести порядок в сфере товарно-сырьевых бирж. Такой проверки сначала никто не ожидал, а потом мало кто выдержал. Биржевики говорят, что госорганы пошли методом выжженной земли, мол, им поставили задачу сократить количество товарных бирж до трёх-четырёх. И сделали они это путём жестких поверок. 

«Была комплексная проверка в начале года, в составе которых были генпрокуратура, финансовые органы, налоговая, АЗРК, то есть все силовые структуры собрались и пошли смотреть биржи. И пошли по формальным основаниям. Да, есть такие биржи, где доходило до того, что скажите куда поставить печать на протоколе, мы поставим. В прошлом году проверки отсекли те биржи, которые не соответствовали минимальным требованиям программного обеспечения и уставного капитала, материально-технического снабжения. Многих отсекли по надуманным основаниям, например, переименование – было название «Международная Универсальная товарно-сырьевая биржа», а в законе такого нет, ты не имеешь права называться «универсальной». Это слово стало основанием для вынесения судебного разбирательства, пока оно шло, меняли название и так далее», – рассказывает Кутузов. 

Выжившие после проверки товарные биржи не смогли увеличить уставной капитал и теперь их ждет новая волна закрытий. Эксперт поясняет, почему. 

“Законом предусмотрено при создании товарной биржи сформировать уставной капитал порядка 300 тысяч МРП в год. При соблюдении этого условия выдают лицензию. Но каждый год размер МРП поднимается, соответственно, ты должен доформировывать уставной капитал. По факту же законодательство не уточняет момент доформировывания, там пробел. И в ходе проверки были случаи, которые громко прозвучали на всю страну, вот, мол, существенные нарушения, а по факту были нарушения по формальным признакам”, – говорит Кутузов. 

Дальше стали происходить интересные вещи, а именно удвоение уставного капитала. Вместо 300 тысяч МРП, с марта 2024 года станет 600 тысяч МРП – требования к уставному капиталу увеличивают, а биржам, зарегистрированным до закона 2022 года, надо будет половину сформировать денежными средствами. Некоторые ТСБ уже предполагают, что доработают 2023 год, а дальше, как пойдет кривая.

Президент АО «Товарная биржа «Каспий» Эрик Танаев считает, что глава государства просил навести порядок, а исполнители поняли это как монополизацию сферы. Сокращение количества площадок так или иначе приведет к созданию одной товарной биржи, а в чьих интересах она будет работать – неизвестно. 

«Биржа используется для распределения ограниченного ресурса, то есть один продавец и товар ограничен, а с другой стороны – много покупателей и спрос большой. Это порождает ситуацию, когда цена будет идти вверх. Сейчас нам установили ценовой коридор и у нас за месяц цена может увеличиться максимум на 5%, до Кантара коридора не было, цена резко ушла вверх. Это неправильное применение биржевых инструментов, где есть большой спрос. Ситуация лучше не стала, потому что спрос большой, а предложение маленькое. Вот сейчас осень и сезон угля: у нас спрос в два раза превышает предложение, на сессию выставляется 7 тысяч тонн угля, а запрос стоит на 15-17 тысяч тонн. Кто-то купил, а половина осталась без угля, если предложение больше, а спрос меньше, тогда и цена будет меньше, а в противном случае она растет. Конечный потребитель скажет: у меня уголь дороже газа. Те, кто купил первыми уголь, они тоже накидывают сверху немало, к примеру, на бирже уголь покупают за 10 800 тенге, плюс доставка, отгрузка, доставка до мест продажи и плюс своя маржа, в итоге потребитель покупает уголь за 120 тысяч тенге», – приводит расчеты Эрик Танаев.

К слову, о торгах угля на бирже: в сентябре Министерство торговли и интеграции сделало предписание о приостановке торгов. Сейчас ситуация такая, что чиновники при любой опасности отменяют, останавливают торги, видимо, опасаются повторения ситуации, как в январе 2021 года. 

Любопытно, что ряд опрошенных бирж не видит проверок антимонопольного комитета через свои IT-системы, хотя регулятор может заходить туда в любое время для понимания хода торгов. В свою очередь, один из бывших сотрудников АЗРК поделился, что регулятор может зайти с электронной проверкой в IT-системы далеко не всех бирж, у некоторых подобное вовсе не предусмотрено.

К чему все идёт?

После серии проверок у игроков рынка сложилось мнение, что количество товарных бирж сокращают для монополизации. 

«Наше регулирование министерское говорит: «Подождите, задача по сокращению бирж ведь стоит, в рабочем порядке давайте соберитесь между собой и объединитесь, укрупнитесь в какую-то одну биржу». Однако биржи сами по себе разные, у всех разное направление бизнеса, количество биржевых товаров, которые присутствуют в перечне незначительно низкое. Если брать биржевой список товаров, его на всех не хватит: максимум на одну и то не полноразмерную биржу. Концепции бывают разные, сейчас обсуждается объединение нескольких бирж, в том числе хотят объединиться на базе KASE, есть вопросы организации на платформе МФЦА под международным правом, но пока решение ни по какой концепции не принято. Что-то бурлит, кипит, а что будет неизвестно. А ведь есть проблема по развитию единой биржи для газа на весь Таможенный союз, задача стоит на 2025 год», – рассуждает Кутузов. 

Финансист Расул Рысмамбетов полагает, что опасаться объединения и создания монопольной биржи не стоит.

«Да, я слышал, есть такое мнение у АЗРК, у участников рынка, но я думаю, что у АЗРК не получится это сделать, тем более это странно: агентство, которое должно защищать конкуренцию, будет создавать монополиста. Ни в коем случае, я думаю, любые документы со стороны АЗРК в эту сторону можно игнорировать легко, наоборот, Казахстан подтянет себе хоть сколько бирж (в каждом регионе по бирже), или все госзакупки через региональные биржи делать, наоборот, это хорошо – чем больше, тем лучше. Думаю, госбиржу неэффективно создавать, но если создавать, пусть государство будет там в меньшинстве, а все остальные биржи покупают долю, ну как вариант», – полагает эксперт.  

Все эксперты против создания монопольной биржи. Ведь тогда встает вопрос: частная или государственная, но опять же монополия? А как тогда курс президента на демонополизацию экономики, который прозвучал в том же послании. 

«Монопольную единую товарную биржу создавать неправильно, это должно произойти эволюционным путём. Если госорган будет исполнять правильно свои контрольно-надзорные функции, не допускать фиктивных сделок и кривотолков, то я думаю останется 2-3 или те, кто будет объединяться и будет одна биржа. А специально создавать монопольную, да еще и частную неправильно. У нас частные монополии ни к чему хорошему не приводили, ведь они могут использовать в корыстных целях, ставки увеличить. При торговле углем, например, сбор брокерский, биржевой 5-10% это же ложится на конечную цену товара. Вы купили бензин АИ-92 и плюс комиссия 10%, то цена же другая в итоге будет для вас», – приводит пример Танаев.           

«Процесс монополизации этого рынка ни к чему хорошему в ближайшем будущем не приведёт, то есть мы вернёмся к тому же: квазигосударственный сектор – одна большая биржа. А если с одним крупным акционером, который будет иметь в руках весь перечень товаров, то будут разные инсинуации, манипуляции с ценой, объёмами, сроками, клиентами, покупателями и так далее, что в принципе мы и наблюдаем», – говорит Сергей Цой. 

Понятно, что как прежде не будет ни двадцати, ни даже сегодняшних девяти бирж. Денис Кутузов считает, что могло бы хорошо себя показать партнерство государства и частного капитала. 

«Единую товарную биржу можно создать, если использовать сильные стороны каждой. Биржа становится биржей, когда есть возможность манипуляции торгами, а это в свою очередь прекратится, когда государство будет идти по пути развития, а не их сокращения. Давать возможность зарабатывать на этом рынке, контролируя тех, кому положено реализовывать биржевые товары, наказывать их, делать обязательным регистрацию контрактов, которые были заключены вне бирж, для формирования объективных ценовых индикаторов. Тогда можно будет зарабатывать. По факту, мы понимаем, что все зависит от моральных качеств тех, в чьих руках будет товарная биржа. Может случиться, что и государство окажется нерациональным и тем более частная структура, у которой будет гораздо больше соблазна, чтобы пойти неправильным путём», – уверен эксперт.   

Возможно ли создать сильную региональную товарно-сырьевую биржу? 

Долгое время товарно-сырьевые биржи в Казахстане существовали сами по себе, жалуются эксперты. Их передавали из министерства в министерство. Толком ими никто не занимался, а вспоминали только во время сахарного кризиса или Кантара. По факту, биржи формировались так: помогали недропользователям или госкомпаниям с формализацией закупок. Нормативно-правовая база слабая, должного контроля от антимонопольщиков нет. Вместо этого Агентство решило сократить количество бирж, а в кулуарах участникам рынка чиновники открыто предлагают объединиться. По всей видимости, считают эксперты, АЗРК не по силам справиться с большим количеством бирж, и ведомство решило, что легче будет управлять парой ручных или вовсе одной – монопольной биржей. 

«Просто не хватает хорошей IT-системы, не хватает опыта, специалистов в АЗРК, которые умеют это делать. Думаю, со временем можно всё наладить. По идее, биржа на 80% может искоренить госзакупки. Отличная альтернатива госзакупкам, тендерам, очень коррупциногенная площадка как тендер должна быть потихоньку ликвидирована», – считает Расул Рысмамбетов.

Экономист Айдархан Кусаинов уверен, что товарно-сырьевые биржи в Казахстане никогда не приживутся, поэтому выполнить поручение президента невозможно или сделать что-то можно, но на короткую перспективу. 

«В Казахстане никакие товарные биржи работать не будут. По своей природе, по экономике невозможно организовать нормальную работу. У нас потребление олигопольное, со стороны и спроса, и предложения, по объективным причинам. Смотрите, если уголь через биржу продавать, то там будет один Шубарколь (один из крупнейших производителей энергетического угля в Казахстане – прим.ред.) и таких поставщиков 2-3. Если бензин продавать, то будет три продавца, объективно, если без посредников, то у нас ведь три завода. Что будет происходить на стороне покупателя? Там у вас будет 5-6 покупателей, потому что если заправка бензином, то Gelios. Если по углю, это будет большая биржа, поставщик регионального угля, или ТЭЦ, работающая только на шубаркульском топливе. Понимаете, когда вы создаете биржу, предполагается много продавцов и много покупателей, так возникает рыночная цена, а тут у вас 3-4 известных продавца и 5-6 покупателей, которых мы тоже знаем. Тот же цирк, они по телефону будут сговариваться. Другими словами, вы хотите сделать базар в рамках своей семьи, понимаете, да? Не бывает рыночной системы в рамках пяти человек, не бывает базара в рамках жильцов одного подъезда», – уверен экономист.  

Одна возможность запуска и существования биржи все-таки существует: если пустить на неё физических лиц. Теоретически это возможно, практически – сложно. Если человек сможет на бирже купить самосвал угля, такая биржа имеет право на жизнь и всё будет честно, считает Айдархан Кусаинов. В Казахстане успешно работает Казахстанская фондовая биржа KASE, почему бы не создать товарную по её примеру? 

«На самом деле, валютный рынок – это тоже условно, биржа, рыночный курс. Это абсолютная глупость, в KASE сидит 20 банков, которые друг друга знают. Вот Нацбанк при Данияре Акишеве говорил, что разрешит брокерам, дилерам напрямую участвовать в торгах. Сейчас только банки-участники могут продавать, а так были бы брокерско-дилерские компании, пожалуйста, участвуйте. Вот на российской бирже на валютных торгах люди могут участвовать: устанавливаете приложение и торгуете, обычные физлица могут продавать и покупать доллары на бирже. Любая биржа работает при условии, что вы пускаете на неё много продавцов и много покупателей, поэтому американская биржа – это биржа, там не три НПЗ, а тысячи», – добавил Кусаинов.

Финансист Расул Рысмамбетов считает товарно-сырьевые биржи полезным инструментом, которые стоит развивать.

“Товарные биржи очень хороший маркетплейс, площадка для любых товаров. Сделки прозрачные, цены рыночные, одинаковый доступ для всех. Такие биржи, как мне кажется, мотивируют продавцов стандартизировать свой продукт, и говорить, что это не просто мануфактурный маленький продукт, это не помидоры продавать через биржу, нет, предприниматели будут лучше стараться”, – считает эксперт. 

По мнению экономиста, необязательно создавать международную биржу, надо просто создавать биржу, через которую могут продавать и покупать казахстанцы, а уже потом можно думать о мировом уровне. 

Как у соседей?

Узбекистан создал свою товарно-сырьевую биржу и она успешно работает. Правда, она единственная и в руках государства. Например, казахстанское зерно продается там. Почему бы и нам по примеру соседей не сделать то же самое? 

 «Несколько лет назад я посетил узбекскую товарную биржу. Это богатый монополист, серьёзно влияющий на экономические секторы, и там всё зависит от политиков. Если чиновник переживает, как будет развиваться страна, её экономика, процессы безопасности, то эта биржа будет работать хорошо. Если отпустить вожжи – начнётся та же игра не в пользу народа, потому что есть акционер, есть бенефициар», – анализирует Сергей Цой. 

Узбекская биржа весьма гибкая, добавляет Эрик Танаев. 

«Наше зерно продается на ташкентской бирже, потому что Узбекистан предложил льготы по ж/д тарифу и таможенные пошлины и НДС. Если мы дадим свои преференции, тот же тариф, и экспортёры с удовольствием будут реализовывать продукцию у нас. К примеру, пошёл бум на строительство – они создают указ на летний период убрать НДС на импорт, ж/д тарифы. У них одна государственная товарная биржа, запрета на создание частной нет», – рассказывает Танаев. 

Казахстан может создать сильную региональную биржу, уверен Расул Рысмамбетов. Сделать это можно не монополизацией, а, наоборот, увеличением количества игроков на рынке.

“Конкурировать с ташкентской биржей в ближайший год думаю не получится, но в целом, объём товаров и в денежном, и в физическом выражении у нас больше, чем в Узбекистане, и если мы правильно примем меры, чтобы продукты питания, ГСМ, уголь, продавались через биржу, тогда сможем обуздать цены. Это должно стать “голубой мечтой” нашего правительства: чтобы большинство крупных товаров напрямую без посредников реализовывали через биржи. Это будет гораздо лучше, чем у нас – на один килограмм угля 10 посредников и это почти не преувеличение. Конкурировать с ташкентской биржей, я думаю, сможем”, – полагает экономист. 

Рысмамбетов уверен, нужно создавать и шымкентскую биржу, как приграничную. Он уверен, чем больше будет игроков из Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, тем выгоднее будет продавцам и покупателям. 

Автор: Жанна Хабдулхабар

Поделиться в соцсетях
Горячая тема
Старый железнодорожный вокзал отремонтируют в Астане

Последний раз капремонт вокзала проводили 20 лет назад. В августе этого года планируют начать капремонт железнодорожного вокзала “Нур-Султан-1”. Об этом стало известно во время выездного заседания комиссии партийного контроля Amanat. 24 мая члены комиссии и депутаты маслихата проверили, насколько удобен вокзал людям с ограниченными возможностями. Комиссия партийного контроля Amanat проверила, насколько …

Поделиться в соцсетях
Горячая тема
Полиция перекрыла затопленную улицу в Астане

Осадки в столице привели к затоплению улицы близ торгово-развлекательного центра “Mega Silkway”. На видео, снятое жительницей Астаны, видно, как машины с трудом передвигаются сквозь потоки воды на левом берегу столицы. Читатели сообщают, что полиция перекрыла улицу – сейчас там идут работы по откачке воды. Поделиться в соцсетях

Поделиться в соцсетях
Горячая тема
23 школы построят в Астане до конца года

Каждый год в Астане в первый класс приходят более 20 тысяч учеников. Как рассказал аким Женис Касымбек, сейчас в столице строится 32 школы на 100 тысяч ученических мест. Из них до конца года планируют завершить строительство 23 школ на 64 тысячи ученических мест, в две смены. Это 15 школ в рамках нацпроекта …

Поделиться в соцсетях