В Казахстане предложили распространить на Тенгиз, Карачаганак и Кашаган национальные требования по поддержке отечественных производителей товаров и услуг

Горячая тема

Международные компании, осуществляющие разработку крупнейших нефтегазовых проектов в Казахстане (Тенгиз, Карачаганак и Кашаган), должны заключить дополнительные соглашения о поддержке местного содержания при закупках товаров, работ и услуг (ТРУ), считают в координационном совете альянса предпринимателей «Парасат». Такие тезисы прозвучали на координационном совете Альянса, прошедшего 19 апреля 2024 года.

«950 млрд долларов получают доход в год западные компании, разрабатывающие наши месторождения в рамках соглашения о разделе продукции. Из них Казахстан имеет всего лишь 5 % — это сумма в размере 50 млрд долларов. При этом эксперты посчитали, что более 500 миллионов долларов ежемесячно мы недополучаем только от экспортной пошлины. Это огромные убытки», — сообщил председатель Правления ОЮЛ «Альянс предпринимателей “Парасат”» Олег Пак.
Казахстан занял выжидательную позицию. Однако до окончания сроков контрактов нужно ждать еще девять лет. По словам аналитиков, есть вопросы, которые можно пересмотреть уже сейчас, заключив дополнительное соглашение, они касаются поддержки отечественных товаропроизводителей.

В альянсе предпринимателей отмечают, что вопросы осуществления закупок ТРУ не относятся к вопросам, которые одна из сторон в процессе реализации инвестиционного соглашения не вправе изменить.

Каждое из трех СРП было подписано Казахстаном более 25 лет назад и в настоящее время, полагают в «Парасате», не отвечает интересам страны. В частности, в них не отрегулированы вопросы закупки ТРУ и отсутствуют положения и механизмы по добровольной поддержке развития местного содержания в закупках.

По данным альянса, доля местного содержания в закупках товаров этих крупнейших месторождений в действительности составляет не более 5% при общем ежегодном бюджете закупок, около $12 млрд. В «Парасате» считают, что правительство Казахстана, как сторона соглашения, обязана срочно начать переговорный процесс с западными инвесторами в лице международных транснациональных компаний Chevron, Shell, Eni, ExxonMobile и «Лукойл» по внесению дополнений в существующие соглашения по вопросам осуществления закупок, не претендуя при этом на нарушение условий стабильности самих инвестиционных соглашений.

Необходимость пересмотреть условия по экологическим причинам высказал Директор департамента зеленой политики Казахстанской партии зеленых “Байтак” Азамат Аяйбергенов

 

Руководитель проектного офиса по увеличению доли местного содержания на предприятиях большой тройки (КПО, ТШО, НКОК) «Парасата» Серик Сергазиев отметил на пресс-конференции, что также необходимо предусмотреть в рамках процедур закупок постоянно действующую комиссию по разрешению спорных вопросов в процессе осуществления закупок ТРУ и выработки новых подходов в процессе закупок ТРУ, состоящей из представителей оператора, компетентного органа и ассоциаций, представляющих интересы бизнес-сообщества.

Кроме того, предлагается предусмотреть в рамках процедур закупок механизмы добровольного внесения взносов оператором на развитие и поддержку местного содержания в случае отказа оператора от закупок ТРУ у местных поставщиков и производителей ТРУ.

Вопрос об изменении контрактов Казахстана с крупными недропользователями витает в воздухе давно.

По словам экспертов упущений в соглашениях много и они глобальные. По контрактам практически вся добываемая нефть уходит на экспорт. При этом иностранным недропользователям предоставлены слишком большие льготы.

«Возможно, присутствует какая-то боязнь потерять инвесторов, если Казахстан влегкую соглашается уменьшить налоговую нагрузку. Так называемый альтернативный налог очень спорный, потому что он в себя вобрал целых три налога. И государство практически отказалось от каких-то платежей от недропользователей. Например, налог на сверхприбыль. С какой стати он был отменен?» — недоумевает юрист Серик Сергазиев.

Свою позицию спикеры разъяснили на эфире телеканала Атамекен бизнес

Эксперты и общественники уже обращались с просьбой обсудить возможность изменения нефтеконтрактов в Минэнерго. Однако вопрос так и завис в воздухе. Поэтому они планируют запустить петицию с требованиями. Судя по опыту соседних стран (Кыргызстана и России), а также ряда западных государств, национализировавших нефтяные активы, Казахстану давно пора принять меры.

«Тенгизшевройл» (оператор проекта Тенгиз, участниками компании являются Chevron – 50%, Exxon Mobil – 25%, «КазМунайГаз» — 20% и «Лукойл» — 5%) сообщил ранее, что расходы на казахстанское содержание сократились по итогам 2023 года до $3,3 млрд по сравнению с $3,7 млрд в 2022 году

Также на данном  координационном совете был рассмотрен второй вопрос о НЕОБХОДИМОМ УПОРЯДОЧЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКЕ.

Его доложил Петр Своик:

Нашумевшее изгнание с рынка электроэнергии «не гарантирующих» ЭСО есть всего лишь эпизод, однако сполна отражающий массу накопившихся в электроэнергетике проблем. Не решаемых и потому, что ответственность за отрасль «размазана» между Министерством энергетики, Министерством национальной экономики, ФНБ «Самрук-Казына» и АЗРК до полной их взаимной безответственности. Есть еще Казахстанская электроэнергетическая ассоциация (КЭА) и НПП «Атамекен», тоже как бы причастные к электроэнергетике, фактически безучастные.

Законом об электроэнергетике предусмотрен также Совет рынка, который, при формировании его из независимых и авторитетных специалистов, мог бы сыграть решающую роль в нормализации положения. Однако закрепление функций Совета рынка за КЭА обнуляет его значение.

Ни у одной из перечисленных инстанций, ни у правительства в целом нет комплексного видения, каким образом должен быть переустроен рынок электроэнергии после перевода его на систему Единого закупщика, и ни у одного ответственного ведомства нет ни компетенции, ни политической воли взять на себя системное решение.

По сути, все происходящее в электроэнергетике с 1 июля прошлого года есть череда попыток решать копящиеся проблемы отдельными «кусочками», жертвой чего стал и сам Единый закупщик. По существу, он так и не появился, комплексная функция физической и экономической диспетчеризации «распялена» между остающейся внутри КЕГОК Национальным Диспетчерской службой, РФЦ по поддержке ВИЭ, переназванным «Единым закупщиком» и КОРЭМ, которому достался балансирующий рынок.

Таким «кусочком» является и «зачистка» рынка от «нерегулируемых» энергосбытовых организаций, имеющая свою логику: практически все такие ЭСО являются частными «кошельками» хозяев электростанций, сетей или официальных «энергосбытов», через которые распиливаются миллиарды тенге. Однако избавление от аффилированности, непрозрачности и коррупции с нарушением законодательства – недопустимо.

Тем более, что оставление на рынке только «гарантирующих» ЭСО лишь усугубляет ситуацию: таким образом у каждого городского и районного сетевого предприятия, – естественного монополиста, появится наделенный коммерческой «независимостью» сбытовой посредник – искусственный монополист.

Можно понять депутатов, ратующих вообще за ликвидацию энергоснабжающих организаций, или правительство, пытающееся хоть так справиться с «головной болью» в виде необходимости поддерживать низкие тарифы гарантирующих ЭСО для населения за счет удорожания стоимости электроэнергии для физических лиц и бюджетных организаций. Последние несколько лет АЗРК и правительство настойчиво декларируют и вписывают в планы ликвидацию дифференцированных тарифов, несколько раз подступались и тут же отступали.

Однако невозможно согласиться с решениями, принимаемыми вне достаточной профессиональной компетенции и комплексного понимания проблемы тарифообразования на рынке электроэнергии.

Следует разъяснить, что проблема формирования тарифа на генерацию, на сетевые передачи и, в совокупности, конечного потребительского тарифа, как решающего критерия, как раз и является ключевой для электроэнергетики. В том числе она ключевая и при переходе на систему Единого закупщика, способного действительно навести тарифный порядок, и как раз поэтому активно саботируемому.

Пора назвать главную беду национальной электроэнергетики: превращение ее в частную коммерческую «кормушку», и как раз за счет запутанности, засекреченности и коррумпированности системы тарифообразования.

В стране нет единообразной, понятной и прозрачной тарифной политики, вся она превращена в способы извлечения выгоды через распределение наиболее дешевых объемов между самыми влиятельными «игроками», и так по всем вертикали аффилированности и по всем регионам. Сколько в стране непосредственных потребителей оптового рынка, сколько ЭСО – столько и тарифов, основная масса которых укрыта «коммерческой тайной». Публичны только тарифы «гарантирующих» ЭСО, при том, что им достаются наиболее дорогие объемы генерации.

Именно эту дороговизну правительство и акимы пытаются сгладить для населения за счет удорожания тарифов для «юриков» и «бюджетников», и сами запутываются в такой политике.

Драматическая неспособность правительства упорядочить тарифную политику накладывается на другие стремительно усугубляющиеся проблемы. Так, все последние годы поддержка устойчивости национальной энергосистемы осуществлялась растущими перетоками из РАО ЕЭС. В прошедшую зиму такая поддержка достигала уже 2,5 ГВт, при возможности собственной генерации в пределах 15 ГВт. При этом российские перетоки, особенно внеплановые, обходятся в двух-трехкратную и даже шестикратную цену.

Но даже и сверхдорогая помощь из России не может быть перекинута в Южную энерго-зону Казахстана, из-за исчерпанности пропускной способности всех трех ЛЭП-500. Уже ныне дефицит генерации в ареале Алматы – Тараза – Шимкента вынуждает прибегать к отключениям, пока только по экспорту в соседние государства. Однако с вводом новых мощностей на Юге энергетики уже опоздали, как минимум, на три-четыре года, ограничения и веерные отключения на Юге в следующую зиму становятся в повестку дня.

Ситуацию усугубляет навязанный Казахстану крен в «зеленую» энергетику, причем без требований по комплектации накопителями. Таких ВИЭ введено уже более, чем на 3 ГВт, от которых в наиболее пиковые моменты удается получать, хорошо, если по 300-500 МВт, то есть всего по 10-15 процентов. Причем в наиболее сложные дни нет и этого.

Зато навязанный Казахстану принудительный первоочередной закуп ВИЭ позволяет хозяевам солнечных и ветровых установок сполна отбивать свои прибыли в непиковые часы, за счет вытеснения в разы более дешевой генерации.

Наконец, энергетику, вместе с экономической и социальной стабильностью, добивает политика «тариф в обмен на инвестиции». Попытка решать проблемы обновления и устранения дефицита мощностей за счет стоимости электроснабжения – самоубийственна. Но другого способа правительство не знает и не ищет.

Альянс предпринимателей «Парасат» еще при переходе к Единому закупщику предложил Концепцию устройства рынка электроэнергии с позиций удобства потребителей. Концепция была доведена до инстанций, но не до реализации. Настоятельно призываем обратиться к ней, чтобы не подводить энергетическую отрасль к тарифному и физическому коллапсу.

Концепция прилагается к настоящему обращению.

Здесь излагаем первоочередные предложения по нормализации тарифной политики на рынке электроэнергии.

Потребителям оптового рынка, выбирающим такой режим работы, предоставляется возможность приобретать у Единого закупщика (Единого продавца) электроэнергию в том же режиме, в котором осуществляется закуп от электростанций. То есть, в режиме «24 тарифа в сутки и 720 тарифов в месяц». Это позволит таким потребителям ориентировать свои производственные графики на часы наименьшей стоимости, а самой энергосистеме – сглаживать диспетчерские графики.

Всем прочим потребителям оптового рынка Единый продавец реализует электроэнергию по усредненному, единому и долгосрочно неизменному национальному тарифу, утверждаемому на парламентском уровне.

К национальному тарифу утверждаются категории потребления, с понижающими или повышающими коэффициентами к ним, в зависимости экономической или социальной значимости. Например, для бытового потребления предлагается коэффициент 0,6, для тепличного и сельского хозяйства коэффициент 0,5. Для малого-среднего бизнеса коэффициент 1,0, для торгово-развлекательных заведений – коэффициент 2,0.

Кроме того, утверждаются повышающий (1,5) и понижающий (0,5) коэффициенты для пикового и ночного потребления, применяемые по желанию потребителя.

Деление ЭСО на «гарантирующие» и «нерегулируемые» отменяется. ЭСО формируют клиентские портфели и конкурируют между собой величиной сбытовых надбавок и качеством сервиса. При правильной организации на рынке останутся два-три «энергосбыта» национального уровня с подразделениями в регионах, плюс по столько же местных, чего вполне достаточно.

Предложения по организационной структуре и инвестиционной политике изложены в прилагаемой Концепции.

Еще раз призываем ответственные ведомства, руководство правительства и Администрацию главы государства безотлагательно и со всей серьезностью отнестись к нормализации тарифной ситуации в электроэнергетике.

По данному вопросу также принято обращение от координационного совета.

 

Поделиться в соцсетях
Горячая тема
Старый железнодорожный вокзал отремонтируют в Астане

Последний раз капремонт вокзала проводили 20 лет назад. В августе этого года планируют начать капремонт железнодорожного вокзала “Нур-Султан-1”. Об этом стало известно во время выездного заседания комиссии партийного контроля Amanat. 24 мая члены комиссии и депутаты маслихата проверили, насколько удобен вокзал людям с ограниченными возможностями. Комиссия партийного контроля Amanat проверила, насколько …

Поделиться в соцсетях
Горячая тема
Полиция перекрыла затопленную улицу в Астане

Осадки в столице привели к затоплению улицы близ торгово-развлекательного центра “Mega Silkway”. На видео, снятое жительницей Астаны, видно, как машины с трудом передвигаются сквозь потоки воды на левом берегу столицы. Читатели сообщают, что полиция перекрыла улицу – сейчас там идут работы по откачке воды. Поделиться в соцсетях

Поделиться в соцсетях
Горячая тема
23 школы построят в Астане до конца года

Каждый год в Астане в первый класс приходят более 20 тысяч учеников. Как рассказал аким Женис Касымбек, сейчас в столице строится 32 школы на 100 тысяч ученических мест. Из них до конца года планируют завершить строительство 23 школ на 64 тысячи ученических мест, в две смены. Это 15 школ в рамках нацпроекта …

Поделиться в соцсетях